На главную На страницу "Фильм 1925 года"

Звуковой фильм 1929/1930 гг.


Закат немого кино начался в 1927 году с выходом на экраны первого музыкального фильма "Певец джаза". И хотя фильмы с интертитрами вместо "живых" диалогов всё ещё какое-то время снимались, постепенно кинокомпании пришли к единогласному мнению — за звуком будущее!

Хотя сначала представители кинобизнеса отнеслись к звуку весьма скептически, боясь того, что с появлением звуковых фильмов экспорт в другие страны резко уменьшится. Но прогресс остановить было нельзя. Тем более, что многократно возросла популярность радиопередач, на фоне которых немые фильмы уже не так привлекали публику.

Вначале оборудование было несовершенным, технологии записи звука и синхронизации с видеорядом были не отработаны. Это была пора экспериментов. В первую очередь, немые фильмы стали дополнять звуковыми дорожками. Фильм с музыкально-шумовым сопровождением, не синхронным изображению, стали называть звуковым.

Поскольку кинотеатры были оснащены только необходимыми проекторами для показа немых фильмов, потребовалось дополнительно установить оборудование для воспроизведения звуковой дорожки и переоснастить зал.

Скорость показа немых фильмов — 18 кадров секунду. По новым требованиям для звукового кино — необходимо 24 кадра в секунду. Поэтому поначалу на звуковых сеансах зрители замечали, что изображение на экране двигается чуть медленнее, чем в жизни.

Постепенно удалось придумать, как записывать видео и звук синхронно — такие фильмы уже назывались говорящими. Методы работы и оборудование на разных киностудиях были разными, и в феврале 1927 года "MGM", "Paramount", "Universal" и несколько других кинокомпаний подписали договор, в рамках которого они протестируют свои варианты записи звука и изображения и придут к соглашению, какую технологию использовать как стандарт индустрии.

Paul Fejos, Carl Laemmle Jr. and Edward T. Lowe Jr. with an early sound camera
Режиссёр Пол Фейос, Карл Леммле-младший
и сценарист Эдвард Т. Лоу-младший на фоне
ранней звуковой камеры. Их размещали в так
называемых "hot boxes", выстроенных вокруг
камеры для минимизации посторонних шумов.

C. Gardner Sullivan, Carl Laemmle and Carl Laemmle Jr. near on-location sound truck
В середине 1930-х "Юниверсал" наконец получила собственные передвижные звукозаписывающие
установки для использования непосредственно на съёмочных площадках. Возле такого фургона
стоят глава сценаристов С. Гарднер Салливан, Карл Леммле и Карл Леммле-младший.


Carl Laemmle and Carl Laemmle Jr. sirca 1936
Карл Леммле и Карл Леммле-младший (Джуниор)

К тому времени на студию "Юниверсал" пришёл работать Карл Леммле-младший (Джуниор). Его позвал отец, который после съёмок "Призрака Оперы" в 1925 году заболел и даже предпринял путешествие в Европу для лечения. Сын — вообще-то его имя Джулиус, но он решил взять псевдоним — должен был учиться в Принстоне, но бросил учёбу ради отца и с радостью окунулся в работу на студии.

Джуниор мечтал снять Лона Чейни в роли Дракулы и каких-нибудь ещё проектах. Леммле-старший был против фильмов с очередным монстром. Тем не менее, занятый семейными делами, он отошёл немного в сторону, и Джуниор развернул деятельность.

"Призрака Оперы" с Чейни ждал настоящий успех во Франции. На его фоне возросли и продажи романа — настолько, что Гастон Леру даже набросал несколько идей для сиквела. (!) В то время как Рауль и Кристина рука об руку уезжают из Парижа, на берег Сены выносит тело — его находит Перс и убеждается, что это не Эрик. Оказывается, тот улучил момент и накинул свой плащ на одного из преследователей, воспользовавшись толчеей на набережной, а сам уплыл под водой с помощью своей соломинки для дыхания. Перс возвращается в логово Призрака под театром и обнаруживает, что все вещи Эрика исчезли. Перс идет по следу — похоже, Эрик оставляет для него подсказки, которые приводят Перса в Мадрид. Там Кристина собирается дебютировать на сцене местного оперного театра...

Судя по всему, по-настоящему браться за работу Леру и не думал, а придумал всё это шутки ради, но американцы восприняли это достаточно серьёзно, поскольку 27 октября 1928 года в нескольких изданиях, которые посвящены кинематографу, "Юниверсал" опубликовала краткий анонс. Они выпустят сиквел, который будет называться "Возвращение Фантома", режиссёром выступит Пауль Лени (Paul Leni), а в роли Призрака Оперы выступит Конрад Фейдт (Conrad Veidt), немецкий актёр.

Попытки привлечь внимание Чейни к проектам Джуниора продолжались, но до 1929 года они были тщетными. У Чейни был постоянный контракт с "MGM". Однако зимой 1929 года на съёмках Чейни подхватил пневмонию (а в конце этого же года у него обнаружили бронхиальный рак лёгких). Кроме того, ситуация на студии "MGM" стала для него не самой благоприятной, и Чейни согласился на переговоры с "Universal" о съёмках трёх фильмов, включая "Дракулу" и сиквел "Призрака Оперы" (к которому, впрочем, не было ни сценария, ни вообще какого-либо плана).

Леммле-старший абсолютно не поддерживал планы сына, но в итоге сдался — Пол Лени умер, Конрад Фейдт уехал. Не оставалось ничего, кроме как согласиться на контракт с Чейни.

А у Чейни настолько ослабла иммунная система, что он вынужден был отправиться в Нью-Йорк на консультацию к врачу. Леммле принял решение не снимать сиквел к "Призраку Оперы", а выпустить звуковую версию фильма 1925 года.

Как мы уже говорили выше, скорость показа немых фильмов отличалась от скорости звукового кино. Джуниор не хотел ограничиться добавлением шумовых и звуковых эффектов, он хотел, чтобы "Призрак Оперы" был "говорящим". Поэтому для достижения синхронности звука и изображения оставался один выход — переснимать сцены с диалогами!

Адвокат Мильтон Коэн (Milton Cohen) был готов работать над контрактом, и в итоге Леммле и Коэн в июле 1929 года пришли к соглашению.

При отсутствии Чейни студии разрешалось переснимать сцены с Призраком Оперы с участием другого актёра, при условии, что не будут заменены кадры с крупным планом — ни профиль, ни анфас, ни 3/4. Также запрещено было переозвучивать Чейни и в рекламе подчёркивать тот факт, что Чейни будет/не будет говорить.

Ernst Laemmle
Эрнст Леммле



Размер гонорара составлял 25000 долларов.

Невозможность переозвучить Чейни (то есть сцены с его участием в фильме оставались немыми с интертитрами), а также особенности записи звука поставили трудную задачу для звукорежиссёра Эрнста Леммле (племянника Леммле-старшего) и сценариста Чарльза Кеньона (Charles Kenyon).

Эрнст Леммле нашел выход для сцен с Чейни: он добавил к сюжету слугу Призрака, который и был его рупором. По одной версии слугу сыграл актёр Дуайт Фрай (Dwight Frye), по другой — Филипс Смалли (Phillips Smalley), однако достоверных сведений пока найти не удалось. Тем не менее, среди бухгалтерских документов Леммле-младшего имеется упоминание, что слугу озвучивал некто Илиф Фрай (Illif Fry). Илиф — второе имя Дуайта Фрая.

Дополнительные сцены уместились в 16-страничном сценарии.

В ноябре 1929 года всё было готово к съёмкам, однако выяснилось, что в погоне за Лоном Чейни все забыли… об остальных актёрах! Их срочно стали разыскивать. Нормана Керри отыскали на борту океанского лайнера. Леммле пообещал ему контракт на 3 фильма, причём не мелодрамы, в каких он снимался почти всё время, а приключения.

Мэри Филбин и Артур Карю вернулись к ролям Кристины и Перса. На роль Карлотты пригласили Мэри Фабиан, т. к. она могла спеть партию Маргариты из "Фауста", кроме того, она дублировала вокал Кристины. Тем не менее, её голос не подошёл для озвучивания речи. А вот Вирджиния Пирсон отлично владела голосом — и её пригласили вторично. Однако, как мы помним, в фильме 1925 года она сама исполняла роль Карлотты. Чтобы как-то пояснить её появление в кадре в той версии "Призрака Оперы", придумали роль матери Карлотты.

Актёры, игравшие роль директоров, остались прежними, а роль Филипа де Шаньи сыграл Эдвард Мартиндел (Edward Martindel). Он был выше Джона Сайнполиса, который играл Филиппа ранее, то есть получался эффект "старшего" брата, кроме того, его голос звучал лучше. Тем не менее, т. к. в гриме и костюме он был всё-таки похож на Сайнполиса, некоторые кадры, где Сайнполис снят общим планом, можно было использовать, не переснимая. Так в звуковую версию "Призрака Оперы" попали два графа де Шаньи.

Поскольку оборудование для звукозаписи было всё ещё примитивным, для "говорящих" сцен были выбраны эпизоды, где действие происходит в замкнутом помещении — в кабинете директоров, в гримёрной Кристины, в ложе №5 и под Лирой Аполлона. Это было необходимо, чтобы свести к минимуму внешние шумы.

Гримёром дополнительно отснятых сцен стал Джек Пирс (Jack Pierce).

В новом фильме широко использовалось тонирование пленки в различные цвета (жёлтый, синий, зелёный, красный, фиолетовый). А сцены маскарада и признания на крыше впервые оказались покрашены с использованием ранней двухцветной техники Technicolor. Как утверждалось в публикациях, появившихся во время выхода фильма, на самом деле в нем присутствовало целых 17 минут цветной съёмки — окрашены были не только сцены бала-маскарада, но и постановки "Фауста". Однако до нашего времени дошла только сцена бала. Утерянными оказались съёмки в технологии Prizmacolor и те кадры, где плащ Призрака и крыша Оперы были покрашены в красный цвет с использованием ручной колоризации. Эти кадры были восстановлены лишь в 1996 году с помощью компьютерных технологий.

По контракту с Чейни запрещалось напрямую указывать в рекламе, что в фильме Чейни будет — или не будет — говорить. Но слухами земля полнится, и отсутствие конкретики в рекламе сыграло как нельзя лучше.


Премьера звуковой версии "Призрака Оперы" состоялась 3 января 1930 года в Детройте и Далласе. С этого момента началась так называемая Золотая эра монстров в кино.

Всего получилось 10 катушек с фильмом. Сцены с Кристиной, которая проходит через зеркало, и финал фильма — не переснимались, к ним добавили только звуковые эффекты и музыку. 10 катушкам с видеорядом соответствовали 10 катушек со звуковой дорожкой.

К сожалению, до наших дней дошло далеко не всё. В частности, от звукового фильма сохранились все катушки со звуковой дорожкой, но вот катушка с видео, подходящая под звуковую дорожку, сохранилась только одна — пятая по счёту. Отрывки с этой самой катушки вы можете увидеть на этом видео:


Несмотря на то, что остальные 9 катушек фильма, снятого в 1929 и выпущенного в 1930 году, считаются утерянными, в 2003 году в двухдисковом издании The Phantom of the Opera: The Ultimate Edition появилась почти полная версия этого фильма — но... немая. Как же так? Попробуем разобраться. Эта версия стала результатом ремастеринга, проведённого компанией "Photoplay Productions". 35-миллиметровую пленку с фильмом предоставила компания "George Eastman House", сохранившаяся у них версия фильма носит название Eastman Print. Она довольно хорошего качества, сохранилось цветное тонирование, также цвет был сохранён в сцене маскарада и пр. Ремастеринг содержит далеко не все сцены оригинального фильма 1929 года, в частности, отсутствуют эпизоды со слугой Призрака и некоторые другие. И, разумеется, видеоряд восстановленной версии не соответствует сохранившимся катушкам со звуковой дорожкой. Тем не менее, поклонники получили возможность насладиться по крайней мере немой версией этого фильма.

На базе этой версии мы провели для вас сравнение фильмов 1925 года и ремастеринга 1929 года, чтобы более наглядно показать, чем новая версия отличалась от старой.

Norman Kerry and Mary Philbin
Зрители не заметили, что в новой версии
1929 года у Нормана Керри другая униформа


Реклама нововведений


Одна из оригинальных катушек со звуком.
Все они ныне хранятся в Библиотеке Конгресса


Филип Райли, автор книги о создании "Призрака Оперы" с Чейни, считал, что где-то в частной коллекции сохранился экземпляр версии, представленной в Сан-Франциско, а во Франции у одного коллекционера может быть полная копия, сделанная для звукового релиза. Всё, что требуется, по мнению Райли, — это объединить усилия в поиске, отыскать и отреставрировать всё, что сохранилось, и вдохнуть в "Призрака" новую жизнь.


Обложка диска

Как ни странно, желания Райли почти сбылись, и довольно скоро! Конечно, найти полную версию оригинального видео пока так и не удалось, однако посмотреть фильм с оригинальной озвучкой вскоре стало возможно. А произошло это следующим образом. Экземпляр фильма от "George Eastman House" (тот самый Eastman Print) был не единственным. В коллекции Джона Хэмптона, который с 1940 по 1979 был руководителем кинотеатра "Old Time Movie", показывавшего исключительно немые фильмы, сохранилась ещё одна версия фильма 1929 года. Этот экземпляр получил название Hampton Print. Он, увы, тоже далеко не полный и к тому же чёрно-белый, да и качеством сильно уступает Eastman Print. Этот экземпляр ныне хранится в организации "UCLA's Film and Television Archive", которая занимается хранением старых кино- и телефильмов.

Мы до сих пор точно не установили, кому пришла в голову идея соединить видеоряд Hampton Print и сохранившуюся оригинальную звуковую дорожку, однако точно знаем, благодаря кому получившийся фильм попал в Россию. Сингл группы Unreal & Roman Rain "Призрак Оперы или безумие Кристины Даэ" в 2010 году был выпущен в подарочном издании, которое в том числе включало в себя именно эту версию фильма, вдобавок с переводом на русский язык (перевод и озвучку выполнил создатель группы — Futurist). Благодаря их усилиям теперь все российские поклонники могут насладиться звуковой версией фильма, переснятого в 1929 году. Конечно, эта версия не цветная и не совсем полная, но это уже мелочи.

Экземпляр Hampton Print (чёрно-белый)
с наложением оригинальной звуковой дорожки
(с переводом на русский язык)



А пять лет спустя, в 2015 году, ту же операцию с наложением оригинальной звуковой дорожки сделали и для цветного экземпляра Eastman Print. Синхронизацию саундтрека провели Hugo Riesenfeld, David Broekman Joseph Cherniavsky, Arthur Jentsch, William Schiller. Это видео мы тоже представляем вашему вниманию.

Экземпляр Eastman Print (цветной)
с наложением оригинальной звуковой дорожки
(без перевода)


Наверх