Название. The Phantom of Manhattan
Автор. Frederick Forsyth
Рейтинг. PG.
Пейринг. Э/К (?)
Основа. "Призрак Оперы" Гастона Леру. "Призрак Оперы" А.Л. Уэббера.
Жанр. Drama/Romance/Отстой
Предостережение. Смерть Кристин.

Обложка 2000 г.

Чувак, где мое лассо?

Прежде чем перейти непосредственно к рецензии на “Призрак Манхеттена”, просто необходимо сделать “дисклеймер”: автор этой рецензии не пьет, не курит траву, прекрасно владеет английским языком, так что пересказ сюжета ПМ не является плодом ее воображения и в точности соответствует книге.

Итак, мы имеем сиквел к роману Леру и мюзиклу Уэббера, состоящий из довольно разрозненных глав, написанных от лица различный персонажей. Таким образом автор намеревался показать целый спектр мнений, а получилась каша-перловка. Впрочем, рассмотрим этот шедевр поподробнее. Повествование начинается в 1906 году в парижской богадельне, где помирает всеми позабытая мадам Жири. В своей последней исповеди она пересказывает священнику историю Призрака Оперы, при это проявляя симптомы старческого склероза - начать с того, что она находит Эрика в 1882 году. Эрик сидит в клетке, молчаливый, как Герасим, а зрители кидаются в него яблоками. Смелая Жири приходит ночью с ломом, вызволяет бедолагу, которому на тот момент 16 лет, выхаживает его у себя дома, а потом приводит его в Оперу, где он живет еще лет десять, изучая музыку по книгам. Влюбленность Эрика и похищение Кристин происходит в 1893 году, когда Эрику лет этак 27. Он все еще застенчивый мальчик - люстрами не швыряется, над Карлоттой не издевается, лассо у него тоже нет - но своего Эрик не упустит. Когда Рауль таки находит Кристин в подземелье, она уже утратила невинность, но Рауль все равно женится на ней и становится отцом ее ребенку. Это отдельная история, мы еще вернемся к ней, но сначала обсудим главного персонажа - Эрика Мулхайма.

После расставания с Кристин Эрик очутился в западне, потому что жандармы окружили Оперу тесным кольцом. Но на помощь ему приходит фея-крестная Жири, которая помогает Эрику сбежать из Оперы... переодев его в женское платье. (Не пытайтесь представить себе Эрика в кринолине, это вредно для психического здоровья.) После Эрик отправляется попытать счастья в Америку, где поселяется в колонии изуродованных чистильщиков рыбы, которые называют его “французик”. Там же он знакомится с неким Дарием, в свое время славно потрудившемся в борделе для содомитов. Это сладкая парочка зарабатывает деньги с помощью лохотронов, и люди им охотно верят, ведь Эрик скрывает свое уродство под миловидной маской... КЛОУНА!!! (На этом моменте автор рецензии забросила книгу за шкаф и потом долго доставала ее при помощи метлы). Итак, Эрик расхаживает в костюме клоуна, и дети ему улыбаются. Однажды на него нападают четверо бандитов, избивают его и отнимают нечестно заработанные деньги. Здесь поневоле начинаешь сомневаться в умственной полноценности автора - как, интересно Эрик, который лихо пуляет фаерболами на кладбище, может не отбиться от четверых? Впрочем, у этого Эрика и в помине нет пенджабской удавки, потому он покорно дает себя отметелить. Но это еще только присказка, сказка будет впереди.

Эрик наживает состояние и занимается строительством оперного театра в Манхеттене, но его дружок Дарий противится этой идее. Все дело в том, что Дарий - крайне злой и жадный человек, поклоняющийся Маммоне в самом что ни на есть прямом смысле. Он курит гашиш и жалуется Маммоне на Эрика, а Маммона ему сочувственно отвечает. Хотя в принципе, каждый человек имеет право решать, с кем ему разговаривать под кайфом - с покемонами, с Берией или с Маммоной. Тем не менее, даже с таким мощным союзником, как Бог Злата, Дарию не удается разубедить Эрика остановить строительство. Все дело в том, что Эрик хочет, чтобы Кристин приехала в Америку и спела в его новой опере, посвященной войне Севера и Юга. Маргарет Митчелл, беги куда глаза глядят, ибо грядет Эрик Мулхайм со своей оперой “Ангел Шайло”!

Что ж, вернемся Кристин - Баба Яга в сказках описана достовернее, чем Кристин в этой книженции. Начать хотя бы с того, что виконтесса де Шаньи продолжает карьеру оперной певицы! Много вы слышали про певиц или актрис 19-го века, носивших графский титул? Вот и я про то же. Далее, в горничных у нее ходит никто иная как Мег Жири, охромевшая после неудачного падения - наверное, бедняжка узнала, что теперь ей до конца дней придется стирать носки Кристин, вот и грохнулась в обморок. Далее имеет место быть Рауль де Шаньи, добрый семьянин и любящий муж. Всем хорош виконт, да вот беда - грош ему цена как мужчине, потому что в молодости уличный бандит отстрелил ему... хммм... сами догадайтесь что. Подозреваю, что автор сделал Рауля евнухом для верности, чтобы у читателя не возникло сомнений, кто же именно является отцом Пьера, сына Кристин. Мальчик настоящий гений и в свои 13 лет Эйнштейном пол вымоет. К нему приставлен гувернер - отец Джо, священник из Ирландии, который через страницу вспоминает свое голодное детство на ферме (игрушки сделанные из картошки, шэмрок на картинке... ладно, я уже утрирую).

Совершенно очевидно, что сюжет ПМ не выдерживает никакой критики. Будь эта книга написана в комедийном жанре, все встало бы на свои места, но автор относится к своему творению весьма серьезно. Чего стоит хотя бы диалог отца Джо с Богом, выполненный в худших традициях deus ex machine. Так, отец Джо спрашивает Бога об Эрике, и Бог с удовольствием помогает священнику составить психологический портрет манхетеннского чуда-юда (язык не поворачивается назвать его Призраком).

Как и следовало ожидать, книга написана посредственным, блеклым и пустым языком. К примеру, разговор Эрика и Кристин после тринадцатилетней разлуки. Все это время Эрик жаждал увидеть Кристин, а госпожа виконтесса провела эти годы в состоянии полового воздержания, так что теоретически она должна была, дико завыв, бросится ему на шею. Но их диалог больше напоминает разговор на проходной во время обеденного перерыва:
- Ты как?
- Да ничё. А ты?
- Да так.

Все плохое в жизни когда-нибудь кончается, и ПМ не является исключением из правил. Автор решил завершить свой мелкотравчатый шедевр настоящим накалом страстей, чтобы все читатели дружно испытали катарсис и побежали сморкаться в полотенце. Эрик узнает, что Пьер его сын, но нехороший Дарий намеревается умертвить мальчика, поскольку тот может унаследовать миллионы Эрика. В результате вяло закрученной интриги все действующие лица оказываются в парке. Кристин просит Эрика не раскрывать Пьеру тайну его рождения в течение пяти лет, и Эрик соглашается. В соседних кустах сопит злобный Дарий. В парке появляется Пьер, он бежит навстречу Кристин, убийца стреляет, но вместо Пьера попадает в мамашу. Кристин довольно скоро умирает - как говорится, графиня не долго барахталась в объятиях злодея - но перед смертью рассказывает Пьеру, кто его отец. Рауль и сумасшедший священник начинают плакать и молиться у ее тела, а Эрик убивает бывшего друга из пистолета, приобретенного после незабвенного происшествия с 4-мя грабителями. Пьер решает остаться с Эриком, своим настоящим отцом, а Рауль дает на это добро. После всем персонажам следует надеть сари и станцевать что-нибудь из “Зиты и Гиты”, хотя даже в индийских фильмах не часто встречаются такие сладенькие концовки.

Вот такая книженции. Говорят, сэр Эндрю Ллойд Веббер собирался сделать по ней мюзикл, но в это трудно поверить. Создается впечатление, что ПМ написал пятиклассник для пятиклассников, потому что воспринимать это чтиво как серьезный фанфик совсем невозможно. То, что сделал Фредерик Форсайт, можно смело назвать стебом нам моим любимым литературным героем. Поэтому я закрываю глаза и представляю себе, как настоящий Эрик, мягко ступая, подходит к автору ПМ, укоризненно качает головой и, прежде чем сделать с литератором что-нибудь ужасное, произносит своим ангельским голосом: “Чувак, где мое лассо?!”


На верх страницы