"Three Days: A Phanfiction Story"
Автор: Melissa Maranto

Издательство: lulu.com
Дата выхода: 12 января 2007 г.
Язык: английский
Формат: мягкая обложка, 210 стр.

Нажмите на обложку, чтобы посмотреть в увеличенном размере.


По всей видимости, рисунок, размещенный на обложке, нарисовала сама автор книги. Без комментариев. Кроме того, судя по всему, данное произведение до того, как стало книгой, было опубликовано на сайте fanfiction.net.

Книга поделена на части, названные в честь частей музыкального произведения: "интро", "увертюра", "антракт". Самая первая глава обозначена как "прелиминарии" (или, скажем, преамбула, что тоже слишком претенциозно для подобного рода текстов). В конце книги есть словарик, поясняющий термины. Интересно, что, если отвлечься от сюжета, книга читается довольно сносно. У автора есть некоторая склонность к мелодраматичным выражениям, наподобие "жидких бриллиантов" применительно к слезам бедного Призрака Оперы. Или, например, тяга к словарным словам. Встретив слово "плеохроичный", я потратила десять минут жизни, чтобы узнать, что это такое - и какое отношение это может иметь к Призраку Оперы. Авторы, будьте милосердны.

А вот то, что со стороны автора просто нехорошо, это цитирование стихов из мюзикла.

Автор основал историю на мюзикле Уэббера, причем полагает, что читатель прекрасно знаком с мюзиклом, потому что никаких пояснений по сюжету не возникает. Скорее всего (судя по отдельным деталям), за основу взят не только мюзикл, но и фильм Шумахера (и даже в большей степени, см. обложку). Кроме того, кое-какие мотивы заимствованы из книги Сьюзан Кей, в частности, например, упоминается кошка Айеша, Жавер и повторяются некоторые детали детства Эрика.


Осторожно, спойлеры!



Сюжет начинается ровно там, где мюзикл/фильм заканчивается.

Кристина выскакивает из лодки с криком "Я должна спасти Эрика!" и убегает в подвалы, откуда ее только что с таким трудом вызволил Рауль. Рауль сначала пытается урезонить ее - как она собирается спасать Эрика от толпы? будет перед ними рыдать? Кристина уверяет, что все будет окей, и Рауль… уплывает.

Кристина, ведя внутренний монолог, в котором полностью оправдывает бедняжечку Эрика, добегает до него. Он, конечно, не верит своим глазам и своему счастью, а тут приближается толпа. Они оба прячутся в секретном проходе. Когда толпа пробегает за стенкой с воплями, что они хотят убить заодно и Кристину, вышеозначенная Кристина падает в обморок.

Эрик, когда опасность миновала, превращается в истерика и неврастеника - да как ты могла, кричит он, да что ты со мной сделала, сошлась с этим поборником моды (читай, Раулем), открыла мое лицо всему театру, да ты, да я…

Кристина расстроена и устраивается спать от горя. Во сне она видит пожар и разных людей из своего прошлого, кричит во сне, и толпа правдолюбцев, все еще шарахающихся по подвалам, ее слышит.

Толпа разворачивается и теперь топает в сторону убежища Эрика и Кристины с воплями, что этот мерзавец удерживает бедняжку в плену, ее надо спасти. На подходах к убежищу настроение толпы меняется опять, и теперь и Эрик, и Кристина считаются дьявольскими отродьями.

Кристина просыпается, и тут же Эрик встречает ее вопросом, как она вообще может находиться рядом с ним, если он а) похититель юных дев, б) асоциальный тип, в) почти убийца женихов этих юных дев, г) едва не убийца самих юных дев. Кристина с негодованием отметает все обвинения. Ах, да, смерть Буке тоже была случайной.

И после всего этого Эрик просит ее остаться у себя в подвалах на три дня, чтобы он мог потом говорить: "Я понял, что такое счастье". Она соглашается.

Толпа свернула куда-то не туда и решила больше не появляться.

Эрик занимается уборкой и сплином. Театр, судя по тому, что его бывший Призрак поднимается из подвалов и делает набег на театральные запасы, не сгорел, а вполне сносно функционирует.

Эрик приносит Кристине одежду на смену (она, лапушка, все еще в костюме Аминты из "Дон Жуана"), правда, он острый противник корсетов (sic!). По ходу выясняется, что Рауль был абсолютно неподходящей компанией для Кристины. Он даже не знает, какое у нее любимое блюдо! И какой любимый цвет!.. Кристина требует от Эрика, чтобы тот еще раз сказал, как он к ней относится, и сожалеет, что в тот, первый, раз не дала ему шанса.

Удивительно, но автор упоминает миф об Адмете и его жене Алкестиде (Аполлон подарил Адмету возможность жить долго - если вместо него согласится умереть кто-то другой, и его жена соглашается, а потом Геракл освобождает ее из царства Аида и возвращает Адмету). Интересная параллель с историей Эрика и Кристины, никогда ранее не встречавшаяся.

Тем не менее. Кристина спрашивает Эрика, неужели он ценит ее только за голос. На что тот отвечает, что нет, конечно! Она же самая-самая! Она не такая, как все эти девки из театра, вот уж ни стыда, ни совести, спят с кем попало. И они поют отрывки из "Богемы" Пуччини, несмотря на то, что опера будет написано через полтора десятка лет после времени действия книги.

Появляется Перс по имени Надир (sic!) и вопрошает Эрика, зачем он удерживает Кристину, если она любит другого. У Эрика нет адекватного ответа, кроме как воплей, что он ее учитель, учил ее полжизни, а потом явился какой-то франтик и все испортил.

Затем они с Кристиной поют "O mio babbino caro", которую почему-то гениальный Эрик называет итальянской народной песней, хотя любому мало-мальски эрудированному человеку известно, что это опять Пуччини, его опера "Джанни Скикки". Поразительно, как в этой лишенной здравого смысла книге появляются такие здравые ассоциации! Ведь эту арию в оригинале поет дочь своему отцу, она рассказывает о своей любви к некоему юноше, что она покончит с собой, если не будет с ним. Прослеживается параллель с романом Леру, тема Кристины и Рауля. (Рауля! Опять, автор! Он всплывает с завидной регулярностью, несмотря на то, с каким наслаждением ты его топишь!)

Тем временем три дня прошли, Кристина вернулась к Раулю, который не верит ей, когда она говорит, что "ничего не было". Рауль говорит, что Эрик спекулирует своими чувствами к ней и вообще он пытается ее купить. Нет, кричит Кристина, это ты меня покупаешь! Кристина осматривает дом Рауля и находит его обставленным вульгарно - только чтобы показать деньги семьи.

Кристина выдает несколько сентенций вроде "Эрик несчастен, а потому заслуживает меня больше, чем ты, Рауль", "Я - всё, что у него есть, как же я могу его не любить", а также "Он хороший, ты ничего не понимаешь".

Ну, вы понимаете, чем всё закончилось, - Кристина вернулась в подвал к Эрику. Они объяснились и, видимо, будут жить долго и счастливо. Хотя бы в воображении автора.

Синопсис © Елена ди Венериа

Наверх