"Zorlu Performing Arts Center", где проходят спектакли, расположен на территории огромного торгово-развлекательного цетра "Zorlu", куда входит еще и гостиница, и жилой комплекс. Все это богатство находится в деловом центре Стамбула, в районе Бешикташ. От исторического центра туда можно добраться на метро, причем можно даже не подниматься на поверхность – в подземном переходе устроены травелаторы, которые довезут вас до самого входа, а над головой будут то и дело появляться указатели – до "Zorlu" 260 метров… 190 метров… 123 метра… Попасть непосредственно в концертный зал можно и с улицы.

На фотографиях вы можете полюбоваться, как выглядит "Zorlu" снаружи и изнутри.




Спектакль в будний день начинается в 21:00, поскольку в Турции не принято уходить с работы пораньше, поэтому устроители шоу пошли навстречу местным зрителям. После спектакля публика вышла на улицу и выстроилась в очередь возле стоянки такси - машины быстро, одна за другой, подъезжали, чтобы развести зрителей по домам. Ведь спектакль закончился в полночь, городской транспорт уже не работал.

Мы приехали довольно рано – и правильно сделали. При заказе билетов онлайн на сайте центра вы получаете не электронный билет, а подтверждение покупки. С этим распечатанным подтверждением необходимо обратиться в кассу – на основании чего распечатывается уже настоящий билет. Непосредственно перед началом спектакля кассы уже не работали.

Вот они, драгоценные билеты:



В фойе первого и второго этажей – небольшие лотки со снедью и сувенирной продукцией. Она была стандартной и абсолютно неадаптированной под Турцию, разве что на толстовках и футболках на спине была добавлена надпись "Istanbul", и это все. Насколько мы могли заметить, сувениры не пользовались большим спросом.


Зал центра огромен – 2262 мест. Однако мы не увидели никакого гардероба. Возможно, он где-то имеется, тем не менее, зрители в зале были в верхней одежде, благо в апреле в Стамбуле тепло, и можно ограничиться легкой ветровкой.

Практически весь зал был полон. И мужчин было довольно много – пришли большими компаниями, а не только как сопровождение сестры/жены/подруги.

По бокам сцены расположились экраны для титров.




Открывал шоу Ян Джон Бург в роли аукциониста, это было прекрасно, как рассвет, настолько ярко окрашена была его эмоциональная речь. Ян Джон Бург также вышел и в роли Лефевра. В спектакле, который нам довелось увидеть, Лефевр уезжал на турецкий курорт в Бодруме.

Сцена "Ганнибала" вся была одним сплошным удовольствием – благодаря Карлотте (Андреа Крейтон) и Пьянджи (Табисо Масемене). Впервые я увидела, как Карлотта и Пьянджи были настоящей парой, причем любящей и ценящей друг друга. Во время исполнения их дуэта они трогательно держались за руки, и когда Пьянджи повторил свои строки с правильным произношением Рима – Карлотта одними губами произнесла "Браво". Без преувеличения – они держали всю сцену.


Хочу также отметить мадам Жири (Тина Уолш). Внешность, удачно дополненная гримом, осанка, стать – это был страх всех балерин во плоти, персонаж скорее из "Семейки Адамс", чем из "Призрака Оперы". Совершенно очевидно, почему ее трости боится весь театр, совершенно очевидно, почему именно ее Призрак избрал в свои союзницы и письмоносцы.

И тут же сразу несколько слов о Мег (Элеанор Уэйти). Маленькая, в обрамлении смешных светлых кудряшек, она выглядит, как ребенок. У нее тонкий детский голосок (и она прекрасно попадает во все ноты и вообще уверенно выводит мелодию), она порывиста, смешлива, в общем – прекрасная подруга для медлительной и задумчивой Кристины.

Кристина (Эмили Линн) вначале показалась мне скованной, причем не по роли, а вообще, голос в "Думай обо мне" звучал не то чтобы некрасиво, но местами был немного груб. Но в вокализе внезапно раскрылся – был сильным и красивым.

Рауль (Энтони Даунинг) – классический американский Рауль, ничем примечательным не выделявшийся из толпы эгоистичных поверхностных Раулей, которых так любят выписывать в своих фанфиках среднестатистические американские девицы. Пел довольно неплохо, роль свою держал до конца, но теплых чувств к нему не возникло.

Брэд Литтл в заглавном дуэте и "Музыке Ночи" - классический Призрак, более или менее похожий на десятки других исполнителей. У них с Линн полное взаимопонимание на сцене. Я не ждала никаких сюрпризов, поскольку для них не было предпосылок… ровно до сцены "I remember…"

Когда с Призрака сняли маску, он, как и чаще всего происходит с Призраками в это сцене, кардинально изменил свое поведение. К поведению Литтл изменил и голос - который стал тонким, едва ли не писклявым, совершенно… мерзким, я бы сказала. Такой вариант Призрака я видела впервые.





Главный дуэт мюзикла в исполнении Яна Джона Бурга
и Эмили Линн в день показа для прессы


А тем временем мюзикл шел по накатанной колее. Мадам Жири напугала Буке, директора получили свои письма. "Примадонна", все своим чередом.

В "Il Muto" хочу отметить Себастьяна Зокоза в роли дона Аттилио, он отлично справился с низкими нотами и актерски очень украсил сцену.

"All I Ask" не принесла сюрпризов, а вот Призрак… Первые строки его репризы были снова пропеты тонким противным голоском. Трактовка его роли была для меня непонятна, это кривляние вместо пения - ставило в тупик. "You will curse the day" Литтл спел в полный голос, и это было отдохновение для ушей, сильный звук, сильные эмоции. Вместе с последующим падением люстры вышло мощно и хорошо.


"Примадонна" на пресс-показе


Маскарад прошел без сюрпризов. Далее Рауль погнался за мадам Жири, и та рассказала историю Призрака. И снова я порадовалась этой мадам Жири - спокойно, взвешенно, я бы сказала, дозированно она выдала Раулю информации ровно столько, сколько посчитала нужным. Не зря, не зря Призрак ей доверял.




"Маскарад" на пресс-показе


Вторые "Notes" раскрыли еще больше отношения между Карлоттой и Пьянджи. В то время как остальные были заняты Кристиной, эти двое тихонько перемигивались, переговаривались и, видимо, вырабатывали общую стратегию, потому что обменявшись кивками, Карлотта отошла в сторонку, а Пьянджи бросился уговаривать Кристину вместе с остальными.

На репетиции они также держались вместе, и Карлотта душой болела за Пьянджи, когда тот пытался спеть нужные ноты.

Линн справилась с "Wishing", и зал это отметил. Реплика Призрака, появление Рауля, все хорошо. И вот новый сюрприз. Кристина и Рауль убегают, и по кладбищу разносится обиженный вопль Призрака: "Кристина! Куда же ты?!"

"Point of No Return" вцелом был неплох, хотя можно было пожелать больше эмоций у Литтла.

И снова я о Карлотте. Когда было найдено тело Пьянджи и она увидела его, вот здесь была подлинная трагедия.

А теперь финальная сцена. Вот здесь-то и раскрылась тайна Призрака-Литтла.

Итак, Призрак выволакивает Кристину на середину сцены, и начинается их перепалка. И зритель внезапно понимает, что перед ним… ребенок! Великовозрастный ребенок, капризный, обиженный на весь мир, включая Кристину. Он снова говорит тоненьким голоском, при этом он поджимает губки, отворачивается, в общем, ведет себя именно как ребенок. Более того! Он привстает на носочки, ставя их немного внутрь, от чего создается впечатление, что он слегка косолапит - совсем как малыш. Это было, мягко говоря, необычное зрелище.

Наблюдая за тем, как он набрасывает на Рауля петлю, я мысленно возвращалась к предыдущим появлениям Призрака. Да, должна признаться, Литтл последовательно выстраивал свой образ - ребенок, который привык получать с первого раза то, что он хочет (уж не мадам ли Жири его избаловала?!), на этот раз никак не может справиться с новой живой игрушкой - Кристиной.

После поцелуя Призрак меняется - кажется, он мгновенно взрослеет, по крайней мере, ум у него проясняется, и самый финал по-настоящему трогает сердце.

Турки наградили актеров стоячими аплодисментами и криками браво. Это было заслуженное признание, никаких сомнений. Правда, букетов не было ни одного. Но я не знаю, было ли это особенностью турецкой публики или просто вечер такой.

Должна сказать, что весь спектакль прошел гладко - было совершенно очевидно, что коллектив работает единым механизмом. Они прекрасно знают, кто что и когда должен делать, все отработано и обкатано (ведь за плечами у них не один и не два года работы вместе). Весь спектакль выглядит монолитом, все детали на месте, все безупречно. Так и должно работать шоу с мировым именем.

Наверх