Letters To Erik: The Ghost's Love Story
Автор: Ann Wallace
Издательство: Outskirts Press, Inc.
Денвер, штат Колорадо, США
www.outskirtspress.com

Мягкая обложка, 463 с.
Дизайн обложки: Энджела Таратута Angela Taratuta

В общем и целом, "Письма к Эрику" - типичный флафф, со всеми его достоинствами и недостатками. И рекомендовать его можно только поклонникам этого жанра. Здесь нет каких-либо интриг или драм, нет динамичности и драйва - нет, только спокойное, тихое и уютное повествование, основная и даже единственная цель которого - воздать несчастному Эрику за все его перенесённые ранее страдания. И с этим автор успешно справляется. Настолько успешно, что к концу романа даже мне хотелось подарить главному герою хотя бы лимон - настолько сладкой стала его жизнь.

Написан роман довольно хорошо, романтика удачно разбавлена юмором. Правда, не хватает остроты и каких-нибудь неожиданных сюжетных поворотов. Пресновато. Само собой, избежать некоторых нелепых ошибок автору не удалось ("само собой" - потому что, если верить издателю, это её первый роман), а некоторые сюжетные повороты вызывают искренний смех, но в общем роман написан на довольно высоком уровне. Кроме того, автор не поленился изучить матчасть, в частности, обратился к генеалогическому древу семейства де Шаньи.

Что же касается героев, то автор довольно далеко отошел от героев Леру. Тихий и нежный мальчик Рауль превратился в раздражённого и властного аристократа. Лично мне очень не понравилось, как поступила с ним автор - по-моему, не заслуживал он такого к себе отношения. А Эрик здесь вообще out of charaсter. Конечно, автор сделал уточнение, что он сильно изменился, прожив пять лет в деревушке в Провансе. Но изменился он настолько сильно, что от прежнего Эрика, которого показал нам Леру, не осталось почти ничего. Абсолютно спокойный, уравновешенный, мудрый человек, который всё воспринимает со снисходительной усмешкой - это Эрик?! Не верится совершенно. Вот Кристина - да, особенно в первых главах она так и остаётся наивной юной девушкой, которая сама никак не может определиться, чего же она хочет от жизни. Со временем она меняется, но это уже выглядит более естественно.

В общем, как говорится, "поклонникам данного жанра рекомендуется". Кому не нравится тихий флафф - не читайте, будет просто скучно.


Осторожно, спойлеры!


Кристина и Рауль, забрав с собой матушку Валериус, уезжают в Швецию, где благополучно женятся. Кристина думает, что Эрик мертв, хотя тела его не видела: когда она пришла похоронить его после объявления в «Эпок», то обнаружила в подземном доме Перса, который сообщил ей, что уже позаботился о теле Эрика. Однако Кристина сильно страдает из-за потери учителя, она испытывает чувство вины, горюет - и начинает вести своеобразный дневник в форме писем, обращённых к своему учителю.

Вскоре матушка Валериус умирает, друзей у Кристины с Раулем в Швеции нет, потому что Рауль не знает шведского, а старые друзья Кристины и ее отца стесняются её нового статуса графини. Отношения Кристины с Раулем разлаживаются все больше и больше, чему немало способствуют и сестры Рауля. Первенец супругов, названный Филиппом, умирает в младенчестве. В общем, семейная жизнь стремительно летит под откос. Кристина постоянно вспоминает Эрика. Постепенно она понимает, что любит (т. е. любила) его, сильно жалеет о том, что он умер, и приходит к выводу, что брак с Раулем был ошибкой.

Рауль, тоже измучившийся от их непонятных отношений, снова записывается в экспедицию на Северный полюс, и уезжает на год. После его отъезда Кристина решает не сидеть в одиночестве в пустом доме, а уехать до его возвращения во Францию, повидать друзей, Оперу. Она завязывает дружбу с Мег Жири и Сорелли, у которой есть незаконнорожденный сын от Филиппа. Вскоре Кристина узнает, что снова беременна.

И тут приходит сообщение о гибели Рауля: капитан пишет, что их судно напоролось на айсберг, и Рауль вместе с ещё одним матросом упали за борт. Из прилагавшегося письма Рауля, которое тот не успел отправить, Кристина узнает, что муж заподозрил ее в измене и не верит, что будущий ребенок - от него. Злость на Рауля помогает ей преодолеть боль от его потери. Проходят оставшиеся недели, и Кристина благополучно рожает мальчика, которого нарекает Эрик-Даэ де Шаньи. Сестры Рауля имени "Эрик" не удивляются (так звали их дядю, первого графа де Шаньи), а вот приставка "Даэ" их бесит.

Кристина продолжает регулярно посещать Оперу, занимается вокалом и общается с подругами – в общем, живёт полноценной жизнью, которую омрачает лишь то, что она по-прежнему не может забыть Эрика. Эрику-Даэ исполняется год. Кристина, которая сначала хотела вернуться в хор в Опере, несколько раз пробовала брать уроки пения у других учителей и пришла к выводу, что учителя пения в Париже просто некомпетентны (ну кто бы сомневался!). Поэтому ей приходит в голову мысль начать самой давать уроки пения, ориентируясь на то, как учил её Эрик. Эта идея, как ни странно, срабатывает, у неё появляется несколько учеников (занятия она ведёт в одном из залов Оперы).

Проходит ещё год с лишним (Эрику-Даэ чуть больше двух). И тут Кристина неожиданно, посещая Оперу, встречает Перса. Естественно, она умоляет его встретиться с ней и просит показать место, где похоронен Эрик. Во время встречи Перс нервничает, начинает увиливать от ответа и обещает рассказать ей это на следующий день.

С полученными радостными новостями Перс мчится к Эрику, который – естественно! – умирать и не думал. Эти пять лет они провели в Провансе, где Эрик слегка отъелся, окреп, привёл в порядок психику и даже почему-то сменил черную маску на белую (шелковую, на всё лицо! Уэббер сотоварищи тут ни при чём!). Узнав, что Кристина хочет посетить его могилу, Эрик загорается идеей: посреди ночи приволакивает откуда-то надгробный камень с надписью "Эрик", тащит Перса в Оперу, и вдвоём они сооружают в подвале "могилу", к которой Перс на следующий день приводит Кристину.

Кристина, вопреки ожиданиям Эрика, особым красноречием решила не блистать – она исполняет для него Реквием (Эрик тут же берёт себе на заметку дать ей пару уроков), говорит: "Прощай, любовь моя!" и целует надгробие (Эрик сильно удивляется), и... оставляет на могиле шкатулку с письмами. Ибо решила начать новую жизнь и прекратить писать письма мертвецу. Разумеется, шкатулку Эрик тут же утащил в свой старый подземный дом – и следующий вечер и ночь были для него весьма волнующими и познавательными.

Наутро Эрик мчится домой, к дароге, и вдвоём они начинают придумывать, как лучше обставить его "воскрешение". Решили поступить просто: Перс посылает Кристине записку, что рассказал ей не всю правду об Эрике, и просит её приехать к нему, чтобы обо всём поговорить. Кристина, разумеется, приезжает. Перс рассказывает ей, как пять лет назад вытащил умирающего Эрика из подвала и после консультации с доктором отвёз его на юг для поправки здоровья, а могила, которую они посещали вчера – фальшивка. На вопрос Кристины, где же тогда похоронен Эрик, он отвечает, что Эрик ещё жив – и кивает за её спину. Эрик стоит у окна. Кристина сначала недоверчиво ощупывает его (явно в шоке) и сообщает, что это не Эрик – тот был куда более худым. Мужчины смеются, и Эрик снимает маску. Кристина падает в обморок.

Придя в себя на диване, она обнаруживает стоящего рядом с ней на коленях Эрика. Дальше следуют слёзы, совместное пение финального дуэта из "Фауста", снова слёзы, объятия и, наконец, поцелуи. Через несколько часов (этого не было, они в последний момент остановились) Кристина спохватывается, что уже поздно, и убегает домой, к сыну, взяв с Эрика обещание, что он придёт к ним на следующий день к трём часам - сразу после её уроков - и останется на ужин.

Эрик делится с Кристиной своим прошлым: он до 9 лет жил взаперти, за ним присматривала только няня, которая его люто ненавидела и издевалась. Мать навещала его от силы раз в неделю, отца своего он никогда не видел, лишь со слов няни знал, что тот - "мастер-каменщик" (обратите внимание). В 9 лет состоялся очередной конфликт с этой жестокой няней, и Эрик, защищаясь, толкнул её... с лестницы. Насмерть, естественно. После чего в ужасе сбежал к цыганам и т.д. - дальнейшее мы знаем по Леру.

Кристина всё ему прощает, после чего он садится играть на фортепиано, а в гостиную приводят Эрика-Даэ. Кристина готовит мальчика ко встрече с Эриком (очень грамотно, кстати), и ребёнок совершенно не пугается его лица. А услышав, как он играет, заползает к нему на колени и кладет ладошки поверх его рук, чтобы "поиграть вместе". Всё, Эрик пропал - мальчик навеки покорил его сердце. Тем более что внешне он похож на Кристину, а не на Рауля.

После того, как Эрика-Даэ уводят наверх, Эрик спрашивает у Кристины, выйдет ли она за него замуж – и получает в ответ согласие. Он находит ту самую маску, которая позволяет ему "выглядеть, как обычный человек". И перед ним встаёт следующий вопрос: какое имя он даст своей жене. Ибо своей настоящей фамилии он не знает, никто никогда не произносил её при нем. С этой целью Эрик пакует вещички и, предупредив Кристину, отправляется в Руан под видом... Перса. Он заимствует его шапочку, надевает маску и имитирует акцент дароги.

В Руане он по памяти быстро находит свой дом (вернее, особняк) и... видит на воротах герб де Шаньи! Недоумевая, он направляется в муниципалитет и выясняет, что особняк принадлежит (и всегда принадлежал) графу де Шаньи. Словоохотливый чиновник делится с ним историей, как первый граф Эрик де Шаньи (дядя Рауля и Филиппа), будучи одним из "вольных каменщиков", получил свой титул от императора. После его смерти не осталось законных сыновей, только две дочери, и титул перешел к его брату, а впоследствии достался сыну брата, Филиппу.

Духовник семейства де Шаньи (который, кстати, исповедовал в своё время и Кристину, и Рауля), убедившись, что Эрик тот, за кого себя выдает, рассказывает ему всю историю: фамилия старого графа (и самого Эрика) - Карпентьер. Когда Эрик родился, граф вообще хотел втихушку его убить, но мать быстро позвала священника, чтобы крестить его и оформить соответствующие бумаги. Этим и спасла ему жизнь. Узнав от Эрика, что тот собирается жениться на той самой Кристине - вдове графа де Шаньи – священник крепко удивляется и говорит, что у него сохранились все бумаги о крещении и т. п., и с его свидетельством Эрику будет не трудно вернуть себе титул.

Эрик возвращается в Париж с полученными документами, и с утра они вдвоём с Кристиной навещают нотариуса. Приходят документы, подтверждающие переход титула к Эрику. Все начинают со вкусом готовиться к свадьбе и строить планы. Эрик забирает из подвала свой орган, дарит его церкви в Руане. Кристина во время похода по магазинам встречается с сёстрами Рауля и подтверждает полученные ими от нотариуса сведения о том, что выходит замуж, и что её жених по праву является графом де Шаньи.

За день до свадьбы, когда Эрик репетирует с утра свадебную мессу, к нему является на приём дама, представившаяся Сильвией де Шаньи. Оказывается, это его родная сестра (вторая сестра умерла в юности). На этом сюрпризы не исчерпываются: выясняется, что Сильвия... слепая! Эрик позволяет ей "познакомиться" с его внешностью на ощупь, и это видит Кристина. Она в трансе: темноволосая высокая стройная женщина целует Эрика в щеку и обнимает. Само собой, Кристина приходит к закономерному выводу, что это бывшая любовница Эрика (общение с Сорелли даром не прошло), которая пришла попрощаться с ним перед свадьбой.

Всё быстро разъясняется, следует очень сентиментальная сцена примирения влюбленных. Вечером за столом собирается вся компания: Эрик, Кристина, Перс и обе Жири. Начинают вспоминать прошлое.

Утром приезжают сестры Рауля. Они возмущены, но Эрик их осаждает и сообщает, что теперь патриархом семейства де Шаньи является он, Эрик. И ему же принадлежит всё семейное имущество. В общем, унижает их по полной, причём, делает это со своим изящным сарказмом.

Эрик и Кристина венчаются. Свадьба описана тоже довольно интересно, с забавными моментами, но подробно останавливаться на ней не будем. Вечером Эрик поднимается в свою спальню (у них с Кристиной смежные комнаты), Кристина уже ждёт его там. Сначала он нервничает, что неудивительно, но потом они меняются своими обычными ролями и решают поиграть в учительницу и ученика. "Учеником" Эрик оказывается способным, так что всё проходит, как по маслу. А проснувшись с утра, они, так сказать, "закрепляют пройденный материал". Медовый месяц молодожены проводят в Провансе - преимущественно, в постели. Ну, и музыкой иногда занимаются.

Там же Эрик вспоминает, как пять лет назад Перс вытаскивал его буквально с того света - оказывается, тот решил применить оригинальную методику: Эрик лежал и тихо умирал в постели, просто не желая жить. А Перс с Дариусом вытащили его к морю и... окунули его головой в воду, потом еще раз. Пока у него инстинкт самосохранения не проснулся, и он отбиваться не стал. А там уже и на поправку пошёл.

По возвращении в Париж состоялось прослушивание в Опере - Кристина спела песню, специально написанную для неё Эриком, под его же аккомпанемент. Разумеется, оглушительный успех, ей тут же (!) предлагают главную роль в "Жидовке", которая открывает сезон - в общем, она моментально становится примадонной Оперы и выступает под именем La Carpentier (т. е. под своей новой фамилией).

Предпоследняя глава показывает, какая у них прекрасная жизнь: она выступает, Эрик постоянно присутствует на каждом её выступлении (разумеется, из своей ложи № 5, которую он абонировал на весь сезон), иногда вместе с Персом. С Эриком-Даэ отношения у него наладились прекрасные, а все хористки и балерины без ума от мужа примы, который мало того, что граф, так еще и обожает свою жену, дарит ей охапками цветы - в общем, все по нему вздыхают, несмотря на то, что он уродлив. Жизнь прекрасна.

Эпилог. Спустя двадцать с лишним лет.

Эрику-Даэ двадцать четыре. Он прекрасный архитектор и талантливый скрипач (теперь самый лучший в Париже, поскольку самому Эрику артрит не позволяет играть так, как раньше). Его сестра, 17-летняя Дарис, тоже играет на скрипке и мечтает превзойти в этом брата. Внешне Дарис очень похожа на свою тётю Сильвию (т. е. пошла в папу, только без его уродства: высокая, стройная, темноволосая и золотоглазая). Мы видим милую семейную сценку, когда Эрик с детьми в лучшей своей саркастической и язвительной манере прохаживаются по всем родственникам (отсюда мы узнаём, что все, в принципе, живы-здоровы), затем Эрик и Эрик-Даэ дразнят Дарис, изо всех сил сватая её за Луи Кастелло-Барбезака (сына Мэг и барона), потому что тот не сноб и музыку любит.

Перс сообщает Эрику новости, касающиеся дела Призрака Оперы: оказывается, на улицу Риволи, в старую его квартиру, пришло письмо от журналиста, который собирает информацию об истории Призрака. Он хочет услышать от Перса окончание этой истории. И это уже третье его письмо, так что просто так он не отстанет. И Эрику приходит в голову идея - он решает присутствовать при встрече с журналистом, переодевшись... Дариусом!

Вечером супруги в своей спальне. Кристина бросает невинное замечание, что Дарис уже 17, и спрашивает Эрика, что он будет делать, если через три года дочь повстречается с каким-нибудь музыкальным гением намного старше неё, с тёмным прошлым, и он заберёт её в свой дом и пообещает сделать звездой в обмен на любовь? Эрик честно отвечает, что выследит его и прибьёт. И добавляет: "Как, наверное, сделал бы и твой отец со мной, если бы был жив. И был бы прав". А чуть позже выясняется, что почти семидесятилетний возраст совершенно не мешает Эрику качественно исполнять свои супружеские обязанности, что он с удовольствием и делает.

Два дня спустя, рано утром, Эрик в своей маске и одежде Дариуса играет роль слуги, Перса он усаживает в кресло и накрывает ему ноги пледом (якобы тот инвалид). А затем, ухмыляясь, идет встречать журналиста. Тот протягивает ему визитную карточку: "Гастон Леру" и сообщает им, что хочет написать правдивую историю и начать её словами: "Призрак Оперы существовал на самом деле".

Конец.

Синопсис © Мышь_полевая

Прочитать перевод первых двух глав

На верх страницы